Калькулятор ОПС    

Обратная связь

Если Вы не нашли ответ на свой вопрос, можете задать его нашим специалистам

Бесплатный звонок по России:
8-800-700-03-07

Время работы:
Понедельник-четверг с 9:00 до 18:00
(обед с 13:00 до 14:00),
Пятница с 9:00 до 17:00
(обед с 13:00 до 14:00)

Электронная почта: info@atomfond.ru

 11.07.2022 16:45:00 
Численность пенсионеров сокращается быстрее бюджетного "плана"

Трансферты из казны будут направляться теперь в новый, единый фонд

При переходе к повышению пенсионного возраста в правительстве ранее сообщали о возможности обнулить к 2030–2031 годам трансферт бюджета в Пенсионный фонд России (ПФР). Предстоящее объединение Фонда социального страхования (ФСС) и ПФР ставит вопрос об актуальности задачи. При этом численность пенсионеров сокращается сейчас явно быстрее, чем закладывается в проектировки ПФР, учитывающие эффект от повышения пенсионного возраста. В 2022-м, судя по имеющейся статистике, «план» ПФР может быть превышен в разы. И в ситуации пока еще продолжающейся пандемии это становится «традицией». Так, в 2021-м, судя по проектировкам ПФР, численность получателей страховой пенсии должна была сократиться почти на 300 тыс. человек, а реальное сокращение превысило тогда 1 млн человек.

В конце минувшей недели Совет Федерации одобрил сразу несколько документов, касающихся пенсионной системы РФ: закон об исполнении бюджета ПФР за 2021 год и закон об объединении ПФР и ФСС.

Создание с 2023 года нового Фонда пенсионного и социального страхования на базе ПФР и ФСС, как ожидается, позволит централизовать многие вопросы, усовершенствовать процесс оказания гражданам услуг с учетом цифровизации, а также поможет минимизировать административную нагрузку на бизнес за счет установления единого социального тарифа.

Кроме того, видимо, профильным ведомствам придется скорректировать и механизм выделения из бюджета трансфертов, которые будут направляться не в два фонда, а в один – объединенный. Это делает актуальным вопрос и о тех задачах, которые озвучивались в правительстве несколько лет назад – при старте пенсионной реформы, предполагающей повышение пенсионного возраста. Тогда обсуждалась задача выведения пенсионной системы РФ на самообеспечение.

Как сообщала летом 2018 года вице-премьер Татьяна Голикова, благодаря начатой реформе к 2030–2031 годам ПФР перестанет зависеть от федерального бюджета. В правительстве рассчитывали, что к этому сроку «обнулится трансферт бюджета в Пенсионный фонд».

При этом теперь к эффекту от повышения пенсионного возраста, судя по всему, добавился эффект пандемии. Численность пенсионеров в стране стала сокращаться явно быстрее обозначенных ранее в проектировках ПФР ориентиров.

Сначала существенный разрыв между ожиданиями и реальностью произошел в прошлом году. В пояснительной записке к проекту бюджета ПФР на 2021 год прогнозировалось сокращение численности пенсионеров – получателей страховой пенсии за указанный год на 290,8 тыс. человек.

Затем в пояснительной записке к законопроекту об исполнении бюджета ПФР за 2021 год (его как раз и одобрил в конце минувшей недели Совет Федерации) сообщалось, что за указанный год численность пенсионеров – получателей страховой пенсии сократилась почти на 1,1 млн человек. Разница почти в четыре раза. В итоге получателей страховой пенсии в стране насчитывалось на конец года около 38,3 млн человек.

При этом если говорить именно про «пенсионеров по старости», то их численность сократилась за указанный год почти на 1,2 млн человек, составив на конец 2021-го примерно 34,8 млн человек.

После чего в пояснительной записке к проекту бюджета ПФР на 2022 год был сделан прогноз, что за этот год численность пенсионеров – получателей страховой пенсии сократится на 384,6 тыс. человек. Чтобы получить эту цифру, были взяты прогнозные показатели численности указанных пенсионеров на начало 2022-го и на начало 2023-го: примерно 38,8 млн человек и 38,4 млн человек соответственно.

Однако, судя по данным самого же ПФР на 1 января 2022 года, численность получателей страховой пенсии составила не около 38,8 млн человек, как было указано в проектировках, а примерно на 600–700 тыс. человек меньше – 38,1 млн человек, из которых пенсионеров по старости чуть больше 34,6 млн человек. Так что можно ожидать, что и за весь 2022 год численность пенсионеров снова может сократиться в разы больше, чем изначально рассчитывал ПФР. Тем более что сокращение затем продолжилось: по состоянию на 1 апреля 2022-го, численность получателей страховой пенсии была уже около 38 млн человек, из которых пенсионеров по старости – менее 34,6 млн человек.

Если же брать весь период после старта в стране новой пенсионной реформы (с 2019 года), то, по данным Росстата, численность пенсионеров по старости в стране сократилась более чем на 2 млн человек.

На пенсионную реформу наслоилась пандемия. Как сообщал глава Минздрава Михаил Мурашко, в структуре летальных исходов от новой коронавирусной инфекции 85% – «это лица старше 60 лет», то есть как раз пенсионеры (см. «НГ» от 19.09.21).

Судя по данным Росстата, за 2020 год в России от COVID-19 умерли почти 145 тыс. человек, из которых около 121 тыс. – в возрасте 60 лет и старше. За 2021 год от COVID-19 умерли примерно 465,5 тыс. человек, из них в возрасте 60 лет и старше – около 399 тыс. человек. Скачок в три раза.

Хотя отметим также, что в целом число умерших в возрасте 60 лет и старше – по разным причинам, а не только от ковида – увеличилось, по Росстату, в 2020-м на 22%, или на 300 тыс. человек (почти до 1,7 млн), а в 2021-м – на 16%, или примерно на 270 тыс. человек, то есть почти до 2 млн.

Как ранее сообщала депутат Госдумы от Партии роста Оксана Дмитриева, добиться от ПФР ответа на вопрос, какой вклад в ускорение снижения численности пенсионеров внесла пандемия, а не только пенсионная реформа, оказалось непросто (см. «НГ» от 19.10.21). Особое внимание Дмитриева при этом обращала еще на такой показатель, как число новых назначенных страховых пенсий.

Судя по отчетам ПФР, в первый год пенсионной реформы, в 2019-м, ПФР назначил 1,25 млн страховых пенсий, это было примерно на 874 тыс. меньше, чем в 2018-м, до реформы. Но в 2020-м ПФР назначил уже только на 76 тыс. страховых пенсий меньше, чем в 2019-м, – около 1,18 млн.

Из чего, судя по объяснениям Дмитриевой, можно сделать вывод, что только примерно 1 млн – «это уменьшение за счет повышения пенсионного возраста», причем преимущественно в первый год реформы. А дальше число вновь назначенных пенсий уменьшается лишь на десятки тысяч, что, по оценкам Дмитриевой, «показывает затухание эффекта от реформы». «И я полагаю, что дальше этот эффект сойдет на нет», – говорит депутат.

Значит ли это, что теперь придется пересматривать и размер трансферта бюджета в Пенсионный или, точнее, в новый, объединенный фонд? «Что касается планов обнуления трансферта Пенсионному фонду с 2030 года, то это вряд ли возможно, более того, недопустимо, – считает Дмитриева. – Трансферты из федерального бюджета в ПФР идут не только на пенсионное обеспечение. Они выделяются и на материнский капитал, и на ежемесячное денежное возмещение по монетизированным льготам для инвалидов и ветеранов, и на различные выплаты по государственному обеспечению, например, Героям СССР и России».

Трансферт именно на пенсионное обеспечение тоже имеет сложную структуру. «Федеральный бюджет оплачивает валоризацию, и это около 500 млрд руб. в год. Еще федеральный бюджет компенсирует льготы по страховым взносам: для айтишников, для малого бизнеса. По данным за 2021 год, это более 400 млрд руб., и размер трансфертов на компенсации по льготам скорее всего будет расти дальше», – отметила Дмитриева.

Наконец, самый дискуссионный, по словам депутата, вопрос – «трансферт на сбалансированность ПФР». «Он действительно уменьшается в связи с сокращением числа пенсионеров, получателей страховой пенсии по старости», – сообщила Дмитриева.

«Считаю, что отказ от дотаций не может быть целью, так как для того чтобы не ущемить будущее соцобеспечение в старости, государство должно брать на себя часть расходов ПФР. Это правильно – компенсировать неповышение страховых платежей за счет избыточных доходов от углеводородов», – продолжила Дмитриева.

По ее мнению, «если хотя бы на том же уровне сохранять трансферт из федерального бюджета в ПФР, то это дает возможность решить за счет огромной убыли пенсионеров вопрос с индексацией пенсий работающим пенсионерам и ввести мораторий на дальнейшее повышение пенсионного возраста в рамках идущей реформы».

В 2021-м, судя по материалам ПФР, сумма межбюджетных трансфертов, полученных фондом из федерального бюджета, составила почти 3,8 трлн руб. В 2022-м она изначально планировалась на уровне 3,6 трлн руб. Планирование расходов на следующую бюджетную трехлетку будет зависеть от ситуации с численностью пенсионеров, с поступлениями взносов, от дополнительной индексации этого года, которая тоже влияет на показатель. Но пока что в пресс-службе Минфина, отвечая на вопрос издания о том, на каком уровне ведомство сейчас планирует расходы федерального бюджета на пенсионное обеспечение граждан в 2023–2025 годах, сообщили, что «проект федерального бюджета на предстоящую трехлетку пока формируется; говорить о конкретных параметрах преждевременно».

«Сейчас продолжают действовать факторы, которые не позволяют пенсионной системе функционировать без финансовой поддержки государства. С одной стороны, обостряются риски снижения поступлений от страховых взносов: вполне вероятным в условиях экономического спада становится сокращение фонда оплаты труда (ФОТ), с которого начисляются взносы. Кроме того, идет расширение неформального сектора экономики, – пояснила аналитик Института комплексных стратегических исследований Елена Киселева. – С другой стороны, в условиях двузначной инфляции возникает необходимость индексировать пенсии неработающим пенсионерам в большем объеме, чем планировалось ранее».

Ведущий эксперт Центра комплексных исследований социальной политики НИУ ВШЭ Евгений Якушев охарактеризовал российскую пенсионную систему как «бюджетно-страховую»: «В классической страховой модели взносы и выплаты сбалансированы, баланс обеспечивается тарифом страховых взносов. Последние десятилетия регулярно принимались политические решения: об ускоренном повышении размеров пенсии в начале 2000-х, о пересмотре «советского» стажа, о льготных тарифах для отдельных категорий работодателей, о снижении ставки страховых взносов. И выпадающие доходы финансировались из федерального бюджета».

При этом, по его уточнению, признанные пенсионные обязательства по назначенным пенсиям охватывают период десятков лет, а бюджетное планирование рассчитано на трехлетний отрезок: «Фактически решения о финансировании пенсий и их индексации принимаются в ручном режиме ежегодно».

Уточним, хоть в законодательстве и прописана индексация пенсий, между тем ситуация постепенно потребовала уточнения, что только неработающим пенсионерам. При этом индексация должна компенсировать рост цен, и с учетом того, что доходы населения так и не преодолели кризис и инфляция преподносит сюрпризы, приходится проводить либо единовременные выплаты, либо дополнительные индексации.

Скажется ли ощутимым образом на финансовой составляющей объединение ФСС и ПФР? Эксперты не уверены. «Объединение фондов существенного влияния на экономию средств не окажет. Я не предвижу экономии бюджетных средств на управленческие расходы», – сказала Дмитриева.

«Объединение ПФР и ФСС, скорее всего, никак не должно отразиться на состоянии бюджета фонда. Объединение связано не столько с экономическими причинами, сколько с повышением качества обслуживания населения, оптимизации численности сотрудников этих фондов», – говорит доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Людмила Иванова-Швец.

Между тем, как считает Якушев, «пришло время сформулировать новую стратегию развития пенсионной системы, учитывающую объединение ПФР и ФСС, а до ее появления будет реализовываться инерционный сценарий, ориентированный на безусловное исполнение принятых обязательств».

Источник: https://www.ng.ru



Возврат к списку новостей

Для входа в личный кабинет укажите, пожалуйста, следующую информацию
Получить пароль

Введите СНИЛС для получения пароля